meteliy (meteliy) wrote,
meteliy
meteliy

И.Я.Фроянов. Молитва за Россию.

«И НАЕХАЛИ РУСТИИ СЫНОВЕ НА СИЛНУЮ РАТЬ ТАТАРСКУЮ…»

600 лет · Куликово поле

 

В исторической жизни народов есть события, великое значение которых познается не только в момент их свершения, но и гораздо позже, спустя столетия. В ряду подобных событий – Куликовская битва, знаменовавшая возрождение Руси, поверженной дотоле «татарским чудищем» (К. Маркс).

Долог и неимоверно труден был путь русских к победе на поле Куликовом. Впервые рати русичей сошлись в бою с татарами в 1223 году на берегах реки Калки. В союзе с русскими сражались половцы, изрядно уже побитые татарами. Против врага «совокупилась», по словам летописца, вся земля Русская. Но то была разрозненная громада. Русь, расчлененная тогда на отдельные волости городовые, являвшиеся по существу самостоятельными государственными образованиями, не могла выставить организованного, сплоченного войска с единым командованием.

 

Кроме того, князья имели весьма смутное представление о силе противника, довольствуясь лишь противоречивыми слухами. Одни говорили, что татары – опытные и закаленные воины, другие отзывались о них с пренебрежением. Это последнее, как обнаружилось потом, легкомысленное мнение пленило князей. Им казалось, что одолеть татар не составит особого труда. Падкие на честь и славу, они стремились как можно больше украсить свою репутацию военных вождей победными лаврами. Мы знаем, что князь Мстислав Удалой, желая личной славы, велел своим полкам перейти Калку, не оповестив об этом других князей, что киевский князь Мстислав недвижно наблюдал со стороны гибель «воев» Удалого. Все это предопределило плачевный исход сражения для Руси. Разгром был полный и страшный, какого не помнили «от начала Русской земли». Русь погрузилась в траур: «бысть вопль и воздыхание и печаль по всем градам и волостем».

На сей раз татары в глубь Руси не пошли. Напав на волжских болгар и проиграв битву, они через степи Казахстана ушли в «коренной юрт» – Монголию. Их появление и исчезновение произвели на русских впечатление ошеломляющей неожиданности. «Кто они, откуда вышли и куда подевались, мы не знаем; премудрые мужи, разумеющие книги, знают о них, а мы не ведаем», – с неподдельным простодушием писал летописец. Никто не мог в ту пору, конечно, догадаться, что это – первая и далеко не последняя встреча с «таинственным» народом.

Зимой 1237 года тумены хана Батыя обрушились на Северо-Восточную Русь, а с осени 1240 года – на Южную и Юго-Западную Русь. Страна подверглась жесточайшему разорению и опустошению. На протяжении XIII века губительные татарские походы то и дело подновлялись. Русь лежала в руинах. «Сгинула русская слава, нет ничего: кругом только дым и пепел», – восклицали очевидцы бед, потрясших Русь. Произведя перепись уцелевшего от побоища и плена населения, татары обложили его тяжелой данью. Настал в истории Руси период татаро-монгольского ига, иссушавшего, по выражению К. Маркса, душу народа.

Нашествие кочевников и установленное ими иго оказали заметное воздействие на процесс исторического развития Древней Руси. Обществу был нанесен колоссальный экономический и материальный урон: разрушены и сожжены тысячи городов, крепостей и сел, дезорганизовано ремесленное производство (некоторые виды ремесла исчезли навсегда), приведены в запустение цветущие земли, расстроены экономические связи города с деревней, что, в свою очередь, вместе с изменившимися социальными условиями привело к большей натурализации производства и возобладанию деревни над городом. Неисчислимыми оказались и людские потери.

Бесконечные погромы и изнурительные дани вызвали перемены в социально-экономической структуре древнерусского общества. С одной стороны, они нарушили прежнюю систему доходов князей, бояр и высшего духовенства, благоденствовавших преимущественно за счет неземельных поступлений (полюдья, кормления, судебные и торговые пошлины) и стимулировали тем самым интерес у древнерусской знати к земельным богатствам. Начался интенсивный рост княжеского, боярского и церковно-монастырского землевладения. С другой стороны, эти погромы и дани родили массу обедневшего и обезземеленного люда, который вынужден был обращаться за помощью к богатым земельным собственникам. В результате – бурное развитие феодализма, замечаемое в XIV–XV веках.

В обстановке татаро-монгольского владычества и нараставшей антитатарской борьбы русского народа менялось социально-политическое устройство Руси. Прежде всего изменились роль и положение князя в обществе. Старая общинно-вечевая республиканская Русь уходила в прошлое, и на смену ей шла Русь княжеская, монархическая.

Жестокий удар татары нанесли древнерусской культуре. В пламени пожарищ безвозвратно погибли шедевры зодчества и замечательные памятники письменности. Упадок культуры был налицо.

Тягчайший характер завоевания поставил, казалось бы, под вопрос само существование русского народа. Но мужество и жизнестойкость его превозмогли бесчисленные невзгоды. Выдающемуся русскому историку В. О. Ключевскому принадлежат проницательные слова, высказанные ученым по поводу борьбы русского народа с ордынскими захватчиками: «Одним из отличительных признаков великого народа служит его способность подниматься на ноги после падения. Как бы ни было тяжко его унижение, но пробьет урочный час, он соберет свои растерянные нравственные силы и воплотит их в одном великом человеке или в нескольких великих людях, которые и выведут его на покинутую им временно прямую историческую дорогу».

Этот «урочный час» пробил на поле Куликовом. И то был звездный час русского народа. Русь готовилась к нему долго и напряженно. К моменту Куликовской битвы она была уже совсем не тем, чем сотню лет назад. Ей удалось объединить разрозненные силы. Это объединение сопровождалось образованием единого Русского государства. Исчез былой страх перед татарами. Русские порой задерживали выплату дани Орде. Да и сама Золотая Орда переменилась. Раздираемая внутренними противоречиями, толпами честолюбцев, рвущихся к ханской власти, она клонилась к упадку. Тем не менее из Орды исходила еще очень серьезная опасность.

            После многочисленных перетасовок на ханском столе к началу 70-х годов XIV века утвердился бывший темник Мамай. Он столкнулся с неповиновением великого князя московского Дмитрия. Больше того, Дмитрий осмелился поднять руку на Мамая. В 1378 году князь наголову разбил на реке Воже (в Рязанской земле) мамаево войско. Сражение на Воже можно рассматривать как своеобразную генеральную репетицию битвы на Куликовом поле. Уязвленный Мамай решил наказать строптивого московского князя. В Орде приступили к подготовке карательного похода на Русь. Не надеясь целиком на собственные силы, хан искал союзников. Один из них – литовский князь Ягайло – объявился сам. В грамоте, составленной в подобострастных выражениях, Ягайло писал, обращаясь к хану: «Восточному великому царю Мамаю! Князь Ягайло литовский, присяжник твой, много тебя умоляет. Слышал я, что ты хочешь наказать свой удел, своего служебника, Московского князя Дмитрия. И потому пишу тебе, вольный царь, раб твой, что великую обиду делает князь Дмитрий Московский слуге твоему, князю Олегу рязанскому, да и мне также делает великие неприятности. Господин, царь вольный Мамай! Пусть теперь придет держава твоего царства к нашим пределам, пусть ты сам, царь, обратишь внимание на злые обиды московского князя Дмитрия Ивановича, причиненные нам». Ягайло прикидывался «казанской сиротой», жалуясь на обиды, чинимые ему якобы князем Дмитрием. Справедливости ради следовало бы говорить в обратном смысле. У Руси с Литвой были давние счеты: воспользовавшись нашествием татар, Литва захватила немало исконно русских земель. В княжение Дмитрия Ивановича литовский князь посягал и на другие принадлежавшие русским земли. С этим Русь не могла примириться. Ее историческая задача состояла в том, чтобы вернуть расхищенные города и села.

            Вторым союзником Мамая стал рязанский князь Олег, который ценой предательства общерусских интересов хотел отвести удар татарских ратей от своего княжества. Впрочем, Олега можно было понять: находясь между Москвой и ханством, словно меж двух огней, он не знал, куда преклонить голову. В создавшейся ситуации, когда обозначилась коалиция Золотой Орды с Литвою, Олег, вероятно, полагал, что у Дмитрия Московского нет шансов на успех. Однако рязанского князя союз с Ордой – злейшим врагом Руси – морально угнетал, и, видимо, поэтому он дал знать Дмитрию о предстоящем нападении.

            Дипломатическая бухгалтерия рязанского князя не учла того обстоятельства, что Москва, превращаясь в средоточие русского племени, отстаивала национальные интересы и посему могла надеяться не только на поддержку населения московского княжества, но и всей Руси в целом. А это удесятеряло силы князя Дмитрия.

            Третьим союзником хана Мамая оказалась стоявшая на берегу Черного моря торговая Кафа, щедро снабдившая Орду серебром для вербовки и вооружения наемников.

            Над Русью нависла смертельная угроза. Решался роковой для русских вопрос: быть или не быть независимой и возрожденной Руси.

            Удостоверившись в неотвратимости нападения Орды, князь Дмитрий разослал по всем городам Руси гонцов с грамотами, в которых призывал «на войну против безбожного царя Мамая». Как и следовало ожидать, на зов его откликнулась почти вся Русь. На бой с Мамаем вышли не только полки тех княжеств, которые находились под непосредственной угрозой татарского нападения, но и сравнительно отдаленных мест, таких, как Белоозеро, Устюг, Каргополь, Псков и др. Сборным пунктом Дмитрий избрал Коломну, куда в условленное время (между 1 и 15 августа 1380 г.) сошлась огромная рать. «От начала миру такова не бывала сила русских князей и воевод местных», – замечал летописец. Главную массу войск составляло народное ополчение.

            20 августа русские войска вышли из Коломны и двинулись к Оке. 5 сентября устья Непрядвы достигли передовые отряды русских конных ратей. Вскоре сюда к Дону подтянулось и все войско. На военном совете после некоторых раздумий было принято решение переправиться через Дон и занять боевые позиции на Куликовом поле, рельеф которого с точки зрения тактической предоставлял русским известные преимущества. Но был для переправы еще один весьма существенный резон. «Если хочешь крепкого бою, – говорили Дмитрию наиболее опытные и решительные воеводы, – вели сегодня же перевозиться, чтобы ни у кого не было мысли назад ворочаться; пусть всякий без хитрости бьется, пусть не думает о спасении, а с часу на час себе смерти ждет; а что, говорят, у них силы велики, то что на это смотреть…»

            В ночь с 7 на 8 сентября русские войска переправились через Дон и выстроились в боевой порядок. Мамай был рядом, всего в 7–8 верстах. Ягайло не успел соединиться с ним. Татарам пришлось сражаться с русскими без литовской помощи.

            Едва взошло солнце, татары двинулись на русских лавиной. Приблизившись на расстояние полета стрелы, они остановились. От татар отделился огромного роста всадник. Гарцуя и помахивая копьем, он вызывал на поединок. Вызов принял русский богатырь Пересвет. Всадники разъехались и затем понеслись вскачь навстречу друг другу. Столкновение было столь мощным, что оба воина упали замертво на землю. Это послужило сигналом к битве. Загремели трубы, раздались крики, конский топот, зазвенело оружие, запели стрелы. Началась чудовищная сеча. Князь Дмитрий наравне с простыми воинами принимал участие в сражении. На сравнительно небольшом пространстве Куликова поля рубились огромные массы людей. Русское войско исчислялось 100–150 тысячами человек, татарское войско имело примерно ту же численность. Поначалу казалось, что военное счастье сопутствует Мамаю. Татарская рать сокрушила русский Передовой полк, смяла левое крыло русского войска. Мамай предвкушал победу. Но ход боя резко изменил Засадный полк, которым командовали серпуховской князь Владимир Андреевич и воевода волынец Дмитрий Боброк. Засадный полк «с яростью и ревностью» обрушился на врага. Для татар это было неожиданностью. Они дрогнули и побежали. Позорно побежал и Мамай, бросив свой шатер и драгоценности. Русские преследовали татар верст тридцать, разбив их наголову.

            Москва встречала победителей колокольным звоном, она встречала теперь не просто князя Дмитрия, а Дмитрия Донского.

            Великую цену заплатила Русская земля за эту победу. Более 60 тысяч лучших сынов отечества полегло на поле Куликовом. Среди них цвет воинства – знаменитые воеводы. Но смерть они приняли не зря. Их подвиг обновил Россию, вселил в нее бодрость и уверенность в конечном торжестве. Над Русью занималась заря возрождения. И сегодня мы свято чтим память тех, кто зажег ее, не щадя ни крови, ни жизни своей.

                                                                                                 стр. 19-26                                                    

Tags: Куликово поле, статьи
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments