meteliy (meteliy) wrote,
meteliy
meteliy

И.Я.Фроянов. Молитва за Россию.

                         Битва за империю 

– Но всё, о чём мы говорим, относится к прошлому. А сейчас, как уверяют «демократы», мир кардинально поменялся, и современный Запад (в особенности США) только и озабочен что устройством «нового мирового порядка», при котором каждой стране найдётся достойное место.

– Только забывают добавить, что России они уготовили место на периферии «цивилизованного мира», который сами они ещё называют «странами высокоорганизованного пространства» (или «золотого миллиарда»). И этот мир «золотого миллиарда» если и изменился сейчас, то только в сторону использования более изощрённых средств для достижения своих старых целей. 

Они, кстати, и сами этого не скрывают. Бывший госсекретарь США Г.Киссинджер перечисляет, сколько раз в XX веке США были близки к мировой гегемонии: в 1918 году – после окончания Первой мировой войны, когда «президент Вильсон своей тенью заслонил Парижскую мирную конференцию». Другой раз это случилось, по словам Г.Киссинджера, к концу Второй мировой войны, когда «Ф.Рузвельт и Г.Трумэн, казалось, имели возможность перекроить весь глобус по американской модели». И наконец, третью возможность установления мировой гегемонии Киссинджер связывает с концом «холодной войны», когда США остались единственной сверхдержавой, что породило «ещё большее искушение переделать мир по американскому образу и подобию». Однако коварство этого третьего этапа заключается в том, что сперва устанавливается господство США, прежде всего в финансах других государств, а затем им бесцеремонно навязываются американские духовные ценности, что необратимо деформирует менталитет народа.

А что касается якобы сложившегося в мире «климата доверия», то я сошлюсь на слова бывшего президента США Ричарда Никсона, который писал: «Пока мы не поймём, что секретность – это один из инструментов власти, мы будем изначально в невыгодном положении в геополитическом соперничестве с Москвой... Часто случается так, что секретная операция является единственным средством для достижения какой-либо важной цели».

О том, что в США понимают под тайными операциями, говорит один из ведущих специалистов американской разведки Д.Ричелсон: «Оказание влияния на политических, государственных и общественных деятелей зарубежных стран... Оказание финансовой поддержки и материально-технической помощи (включая снабжение оружием и боеприпасами) политическим партиям, группам, фирмам, организациям и отдельным лицам, деятельность которых отвечает государственным интересам США...»

– А в нашей недавней истории можно назвать тех «лиц, деятельность которых отвечает государственным интересам США»?

– Здесь трудно что-либо утверждать. Лишь по прошествии значительного времени секретные документы становятся достоянием историков. Поэтому, чтобы не навлекать обвинения на вашу газету, я лишь процитирую уже публиковавшиеся свидетельства весьма осведомлённых людей.

По признанию заместителя госсекретаря США У.Тэлбота, академик Арбатов стал «другом Америки» ещё с 70-х годов. Бывший председатель КГБ В.А.Крючков вспоминает: «Начиная с 1989 года в Комитет Госбезопасности стала поступать крайне тревожная информация, указывающая на связи Яковлева с американскими спецслужбами. Впервые подобные сведения были получены ещё в 1960 году». Бывший помощник Генерального секретаря М.Горбачева В.Болдин подтверждает, что и военная разведка располагала на счёт Яковлева «приблизительно такими же данными, как и КГБ». Не менее определённо высказывается и другой бывший председатель КГБ В.М.Чебриков: «Яковлев и Горбачёв – одно и то же. Через Яковлева не перешагнуть, можно сломать шею».

Бывший министр иностранных дел СССР А.А. Громыко к паре Горбачёв–Яковлев присовокупляет ещё и Э.Шеварднадзе. А бывший сотрудник советской контрразведки генерал В.С.Широнин высказывает предположение о связях Шеварднадзе с ЦРУ. Другой генерал, бывший начальник внешней разведки КГБ Л.В. Шебаршин, пишет, что располагал агентурными сведениями о присутствии «людей ЦРУ в советских верхах».

Помощник последнего генсека А.Черняев в своих воспоминаниях приводит эпизод, характерный для разложившейся горбачёвской верхушки: когда посол США в Москве Мэтлок по указанию госсекретаря Бейкера решил созвать на «партсобрание» к себе в посольство президентов союзных республик в составе СССР, те с готовностью кинулись «заводить двигатели в самолётах».

– А вот в ходе последней президентской кампании один из кандидатов обмолвился, что Россия готова вступить в НАТО...

– НАТО и Россия несовместимы просто потому, что Североатлантический блок – это инструмент установления «нового мирового порядка», в котором для единой России нет места, разве что для её осколков. И поневоле думаешь: а не являются ли подобные заявления своего рода знаком определённым силам на Западе о готовности капитулировать? Правда, потом министр внутренних дел поспешил разъяснить, что, мол, в том заявлении речь шла лишь о «готовности сотрудничать с НАТО». Но тогда вопрос: сотрудничать в чём? Оказывается, для борьбы с «мировым терроризмом» – фактором для нашей страны весьма второстепенным.

И обратите внимание: даже операция в Чечне проводится под этим флагом. Подумайте, до чего мы дожили: наше государство уже не смеет открыто и прямо заявить, что просто занимается своим прямым делом – защитой территориальной целостности своей страны. Вместо этого прибегают к трусливым эвфемизмам о «международном терроризме».

– Кстати, о мятежных окраинах. В своём «Открытом письме» всё тот же кандидат (уже, кстати, ставший сейчас президентом) написал и такое: «Да, Россия перестала быть империей, но не растеряла свой потенциал великой державы». Так, может, нам действительно пора распрощаться с имперским прошлым?

– Слово «империя» сейчас приобрело негативный, едва ли не ругательный смысл. Но если трезвым взглядом посмотреть на мировую историю, то увидим, что Империя является своеобразной формой существования и бытия народов. Это особенно относится к России. Ведь с точки зрения геополитической Российская Империя – это форма существования объединившихся народов во главе, конечно, с коренным русским народом. С этой точки зрения, Империя была и есть. Да, территория сократилась, но осталось ядро Империи, если угодно, мини-Империя. И я глубоко убеждён, что Россия не может существовать в какой-либо иной форме, кроме империи. Не будет Империи – не будет России! Именно поэтому Россию пытаются расчленить.

И с точки зрения геополитической неизбежна реанимация Российской Империи в её прежних или близких к ним пределах. Потому что появилась она не по прихоти судьбы, а объективно – вследствие мощнейшего давления с Востока и с Запада образовался естественный геополитический ареал, обеспечивающий национальную безопасность всем входящим в Российскую Империю народам. Но это давление не исчезло и до сих пор – значит, неизбежно и возрождение Российской Империи. А если нет, то прекратят своё историческое существование и все входившие в Империю народы. Они превратятся в податливую этническую массу, послушную мановению мировой закулисы.

И в заключение хотелось бы вернуться к началу нашей беседы – так в чём заключается шанс России в новом тысячелетии?

– Коренная задача состоит в том, чтобы во главе страны встал национально ориентированный лидер. Удивительно пророчески звучат слова «Молитвы за Россию»: «Пошли, Господи, делателей добрых на русскую ниву, пошли, Господи, народу чуткость сердца, да разумеет он святые речи избранника».

К величайшему сожалению, у нас сейчас делателей добрых на русской земле почти нет, и чуткости сердца у народа не хватает. Россия сделала свой выбор не в последнюю очередь за счёт того, что русскому человеку свойственно такое качество, как доверие к власти. И это объективный факт нашей истории.

В средневековой Руси сложилась система «непосредственной демократии». Это самая эффективная и незамутнённая форма демократии, потому что как только демократия превращается в «представительную» (как сейчас на Западе и у нас, в России), то тут же целая орава проходимцев спешит занять место посредников между народом и властью.

В Древней Руси город и прилегающая сельская округа образовывали общину, вся совокупность общин во главе с главным городом составляла волость (отсюда слово «власть»). И высшим органом власти было народное собрание – вече. Этому собранию был подотчётен и князь, который в известном смысле являлся просто общинным чиновником. Стал общине не люб – его изгоняли, «путь чистый, княже» – говорили ему.

И самодержавного русского царя не надо путать с президентом, даже если у последнего неограниченные полномочия. Потому что самодержавие – это отнюдь не произвол самодура, как это некоторые представляют, и не абсолютная власть европейского монарха. Самодержавие на Руси базировалось на определённых религиозно-нравственных принципах и воспринималось прежде всего как служение обществу. Без этого условия царь уже не царь, а узурпатор.

Отсюда идёт и большая доверчивость русского народа к власти, потому что на протяжении веков верховная власть действительно действовала в его интересах. Именно на этом базируется вера в «доброго царя».

Но я всё равно не теряю надежды. Жива будет Русь, пока не забудет веры своей и будет помнить слова владыки Иоанна, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского: «Отечество – понятие священное, ибо его даровал всякому народу сам Господь Бог... А дар Божий надлежит хранить как зеницу ока. Сильное Отечество – это слава народа, униженное и поруганное – его горечь и срам, защита его – святой долг каждого гражданина».

 

Беседу вёл наш соб. корр.
Сергей ИВАНОВ.  Санкт-Петербург.
Советская Россия. 2000. 8 апреля. № 41 (11936)
стр. 308-326


Tags: Запад, империя, статьи
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments