meteliy (meteliy) wrote,
meteliy
meteliy

Искусственное подстрекательство западных держав и ошибки русской дипломатии

100 лет назад, 1 августа 1914 года Германия объявила войну России. Началась Первая мировая война. Поводом к войне послужило Сараевское убийство 28 июня 1914 года австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда девятнадцатилетним сербским студентом из Боснии Гаврилой Принципом, который являлся одним из членов организации «Млада Босна», боровшейся за объединение всех южнославянских народов в одно государство.

23 июля Австро-Венгрия, заявив, что Сербия стояла за убийством Франца Фердинанда, выдвинула ей ультиматум, в котором потребовала выполнить заведомо невыполнимые условия, в том числе: произвести чистки госаппарата и армии от офицеров и чиновников, замеченных в антиавстрийской пропаганде; арестовать подозреваемых в содействии терроризму; разрешить полиции Австро-Венгрии проводить на сербской территории следствие и наказание виновных в антиавстрийских действиях. На ответ было дано всего 48 часов. Несмотря на то, что Сербия согласилась на все требования Австро-Венгрии, кроме допуска на свою территорию австрийской полиции, 28 июля Австро-Венгрия, заявила, что требования ультиматума не выполнен и объявила Сербии войну.

29 июля Император Николай II отправил кайзеру Вильгельму II телеграмму с предложением передать австро-сербский вопрос в международный третейский суд в Гааге. Но Вильгельм II не ответил на эту телеграмму. 31 июля в Российской Империи была объявлена всеобщая мобилизация. В тот же день в Германии было объявлено «положение, угрожающее войной». Германия предъявила России ультиматум: прекратить призыв в армию, или Германия объявит войну России. Франция, Австро-Венгрия и Германия также объявляют о всеобщей мобилизации. Германия стягивает войска к бельгийской и французской границам.

1 августа Германия объявила войну России, и в тот же день немцы безо всякого объявления войны вторглись в Люксембург.

О причинах и последствиях Первой мировой войны в интервью «Русской народной линии» рассуждает известный русский историк, доктор исторических наук, профессор Игорь Яковлевич Фроянов.

«События столетней давности, связанные с мировой войной 1914-1918 гг., привлекают сейчас, как никогда ранее, пристальное внимание российской общественности. И это понятно, поскольку перед нами первая невиданная доселе по масштабам всемирная бойня, унесшая многие миллионы людских жизней, материально и финансово истощившая Европу и перекроившая политическую карту европейского континента. По истечении столетия, прошедшего с тех пор, взору внимательного исследователя открылось довольное количество намеков, фактов и явлений, чтобы не без основания и с достаточной уверенностью говорить о деятельном участии надмировых сил, или, по выражению Ивана Ильина, "мировой закулисы", в деле подготовки и проведении Великой, по тогдашней терминологии, войны. Скажу так: то была премьера масонской "пьесы", впервые разыгранной на подмостках мировой истории. Затем состоялась другая "постановка" (Вторая мировая война 1939-1945 гг.), а за ней еще одна - "Холодная" и местами горячая война, длящаяся по сей день и направленная своим губительным острием, прежде всего, против России.

Обличающим признаком причастности масонских организаций к возникновению Первой мировой войны является покров таинственности, наброшенный на важнейшие моменты ее истории. Английский министр иностранных дел Эдуард Грей (1905-1916 гг.), автор русско-английского соглашения 1907 г., пользовавшийся полным доверием высокопоставленных американских масонов (в частности, президента Теодора Рузвельта и полковника Хауза), однажды заявил: "Миру, вероятно, никогда не будет сказано о подлинной стороне убийства эрцгерцога Франца Фердинанда. Судя по всему, мы никогда не будем иметь ни одного человека, который бы знал все, что надо бы было знать". Любопытны признания другого известного человека совсем из иного политического лагеря, но связанного также с масонством. Имя его Карл Радек. Давая показания на московском процессе 1937 г., он говорил: "Я хотел бы также рассказать о тайне войны... Одна часть этой тайны была в руках молодого сербского националиста Принципа, который предпочел умереть в тюрьме, но не открыть ее...". Радеку не дали довести речь до конца. Однако современный историк не может останавливаться перед загадочными намеками Грея-Радека и бессильно опускать руки, ибо, как гласит евангельская мудрость, "нет ничего тайного, что не стало бы явным". Со временем покров таинственности мало-помалу приподнимался. И ныне кое-что прояснилось, хотя, по правде сказать, и тогда подстрекательская роль французских масонов, старавшихся столкнуть Россию с Австро-Венгрией, не являлась секретом, что следует из слов Франца Фердинанда: "войны с Россией надо избегать, потому что Франция к ней подстрекает, особенно французские масоны и антимонархисты...". Чтобы яснее представить картину происходившего, следует ответить на два, по крайней мере, взаимозависимых вопроса: 1) была ли неизбежной в принципе война России с Германием; 2) в чем заключалась главная причина Первой мировой войны.

На первый вопрос дал вполне убедительный, на мой взгляд, ответ Отто Бисмарк - мудрейший государственный деятель, которому Германская империя обязана своим, собственно, появлением. Напомню его слова: "С Россией [мы] никогда не будем иметь нужды воевать, если только положение вещей не примет ложное направление, благодаря либеральным глупостям или дипломатическим ошибкам". Далее он продолжил: "Непосредственная опасность для мира между Германией и Россией вряд ли может возникнуть иначе, как путем искусственного подстрекательства. Если Германию и Россию рассматривать отдельно, то трудно найти на той или другой стороне основание, которое заставило бы прибегнуть к войне или хотя бы могло считаться справедливым". Бисмарк также говорил о том, что война с Россией чрезвычайно опасна для Германии, поскольку она пагубна для самих немцев. Он был убежден в том, что Германия не должна воевать с Россией, а тем более воевать на два фронта!

Глубокая и верная идея Бисмарка была вскоре отброшена германскими вояками Альфредом Шлиффеном и Гельмутом Мольтке, разработавшими план молниеносной войны, поддержанный императором Вильгельмом II. Они полагали, что в чрезвычайно сжатые сроки можно будет управиться с союзниками России, в первую очередь с Францией, а затем - и с самой Россией. Эту же концепцию, но только в модифицированной виде (в обратной последовательности) принял Гитлер. Он рассчитывал на молниеносную войну с СССР. Однако мы знаем, к чему привели все эти безумные опыты и попытки - Первая мировая война завершилась трагически, как для Германии, так и для России; Вторая мировая и Великая Отечественная война закончилась разгромным поражением Германии. Такие уроки преподносит история, если её опытом пренебрегают!

Однако вернемся к Первой мировой. Бытует мнение, согласно которому причиной войны стали обострившиеся противоречия между великими державами, боровшимися за передел мира, за рынки сбыта и колониальные территории, за более выгодное геополитическое положение. Все это, конечно, имело место. Но были еще не менее, если не более, существенные мотивы Великой войны, обозначенные, как уже говорилось, Бисмарком - "либеральные глупости", "дипломатические ошибки", а также "искусственное подстрекательство", т.е. плетение международных интриг. Взглянем на возникновение Первой мировой войны с точки зрения названных положений.

Для этого надо сделать историческое отступление, уводящее нас к исходу XVIII века, к временам так называемой Великой Французской революции - детища масонов - и образования Соединенных Штатов Америки с расчетом на мировое лидерство этого масонского государства в будущем. Под знаком революционных идей Франции и усиления влияния США на земном шаре прошла вся последующая история человечества, понуждаемого к созданию "нового мирового порядка", отвергающего традиционные людские ценности и нацеленного на строительство новой вселенской цивилизации, управляемой из единого центра власти - мирового правительства. На пути этого строительства стояли христианские монархии и Церковь. Поэтому архитекторы нового мирового порядка ближайшую свою задачу усматривали в сокрушении тронов и алтарей посредством революций и войн. Особенную неприязнь испытывала масонская "братия" к России, к российскому самодержавию и русской Православной Церкви, что осознала уже Екатерина II и прекрасно понял ее внук Александр I, имевший некоторое время отношение к масонству и знавший о потаенных его планах. Государь понял и то, что надо обороняться. Именно с целью защиты алтарей и тронов по инициативе Александра был создан в сентябре 1815 года Священный Союз между Россией, Австрией и Пруссией - прообраз будущего Союза трех императоров. Борьба против Священного Союза началась едва ли не сразу после учреждения данной международной организации. В 1822 году Александр так говорил одному французского дипломату: "Чтобы ни делали для того, чтобы стеснить Священный Союз и его деятельность и заподозрить его цели, я от него не оступлюсь. У каждого есть право на самозащиту, и это право должны иметь также монархи. И против тайных обществ я должен защищать религию, мораль и справедливость". Тайные общества (читай: масонские общества) угрожали, как явствует из приведенных слов царя, монархиям, христианской религии, морали и справедливости, т.е. традиционным ценностям Старого Света. В либеральной историографии защитные меры Александра I воспринимались негативно. Стала, в частности, штампом характеристика нашего знаменитого историка Василия Ключевского: "Александр был караульный часовой чужих престолов против народов". На самом деле, Александр был "караульным часовым" Русского Самодержавия, Православной Церкви и Российского государства, выступая в качестве Удерживающего.

После смерти Александра I Священный Союз распался и прекратил свое существование - противникам тронов и алтарей удалось посеять разногласия между членами Союза. Свою роль здесь сыграл и Римский папа, который не вошел в Священный Союз, хотя, казалось бы, кому, как ни главе католической церкви присоединиться к тем, кто встал на защиту христианской веры. Видно, вековая вражда и ненависть к Русскому Православию затмила папский разум.

Николай I, продолжая политику Александра I, предлагал в 1846 году образовать единый фронт сил европейских государств в борьбе с революциями, а по существу - в борьбе с попытками упразднения монархических режимов. Имея за плечами "Великую декабрьскую революцию 1825 года", зная (по следственному делу) ее подлинных вдохновителей, их цели и задачи, Николай решительно выступил против революций 1848 - 1849 гг., вспыхнувших в Италии и Франции, а затем в Германии и Австро-Венгрии. Подавив революцию в Венгрии, русский самодержец спас австрийскую монархию от крушения, но не был оценен должным образом австрийцами. И все же общие интересы побуждали российскую, австрийскую и германскую монархии к единению, в результате чего возник Союз трех императоров (1873). Состоялся ряд соглашений, укрепивших конструкцию Союза. Это было крупным, не побоюсь сказать, выдающимся достижением русской, немецкой и австрийской дипломатии. Союз обладал всеми возможностями доминировать в европейских делах. Он превращал российскую, немецкую и австрийскую монархии в непреступные крепости. Однако история, к сожалению, пошла по иному пути.

Против Союза трех императоров сразу же началась подкопная работа, достигшая вскоре успеха: Союз стал распадаться, и взамен его в 1887 году был заключен ущербный тайный Договор перестраховки между Россией и Германией, чей срок истек в 1890 году. Нужно отметить непоследовательность германских и австрийских политиков, которые еще при существующем Договоре трех императоров учредили Тройственный союз (1879-1882), куда вошли Германия, Австро-Венгрия и Италия, что, помимо прочего, способствовало распаду Союза трех императоров. Произошла роковая ошибка, если не глупость, германской и австрийской дипломатии. Россия ответила не меньшей глупостью - сближением с Францией и Англией, в результате чего возникло (1907) Тройственное согласие - Антанта. Сложилась новая конфигурация великих держав, делающая войну почти неизбежной, обрекшая нашу страну на колоссальные жертвы и крушение самодержавного строя.

Не касаюсь французских и английских политиков и дипломатов, но их русским, как сейчас выражаются, партнерам можно было только дивиться. Очень трудно взять в толк, как могла самодержавная Россия находиться в союзе с республиканской Францией, провозгласившей сравнительно недавно борьбу с «тронами и алтарями», отделившей в начале XX века церковь от государства, нанеся тем удар огромной силы по христианству. Очень трудно уразуметь, почему российские политики и дипломаты не учли недавний исторический опыт войн России с Францией - нашествие Наполеона, преследующее цель расчленение Российской Империи, а также Крымскую войну, в которой французы принимали непосредственное участие. Что до Англии, то она постоянно интриговала против России, только что помогала вооружением и финансами Японии, обучала японскую армию и флот, всячески подталкивая "страну восходящего солнца" к войне с Россией, что ей, в конце концов, удалось. И вот с таким "туманным Альбионом" Россия вошла в "согласие". Не странно ли? Быть может, у России не было другого выбора? Нет, этот выбор был - союз с Германией, имевший более прочные исторические основания, нежели содружество с Францией и Англией, которое немцы воспринимали как опаснейший вызов себе.

Отношения России с Пруссией стали развиваться и крепнуть со времен разделов Польши. Усиливались экономические и финансовые связи, германский капитал все глубже проникал в российскую экономику - появилось значительное количество всякого рода предприятий, принадлежащих немцам. Имели перспективу и политические отношения, о чем свидетельствовал упоминавшийся уже Союз трех императоров. В правящих кругах России немало было лиц немецкого происхождения, да и сами государи являлись носителями немецкой крови. Германия безмолвно поддерживала Россию в решении Балканского вопроса. Бисмарк как-то сказал: "Для нас Балканы не стоят костей одного померанского солдата". Между Россией и Германией не было острых, а тем более непреодолимых проблем в плане сфер влияния. В июне 1897 года Вильгельм II, отплывая из Кронштадта после посещения России, поднял на своей яхте "Гогенцоллерн" сигнал, обращенный к Николаю II, находившемуся поблизости на яхте "Штандарт": "Адмирал Атлантического океана приветствует адмирала Тихого океана". При личных встречах и в письмах он также называл царя "адмиралом Тихого океана", а себя - "адмиралом Атлантического океана". Это было ясное предложение о разделе сфер влияния, не пересекающее, не наезжающее, так сказать, на интересы друг друга. И оно являлось правильным: в западном направлении Россия уже продвигаться не могла, дойдя до цивилизационного предела, - очередная ее задача заключалась в освоении Сибири, Дальнего Востока и расширении влияния в Восточной Азии, что со всей очевидностью показала русско-японская война 1904-1905 гг. Россия, следовательно, должна была развернуться к востоку. Но она безрассудно ринулась на запад, позволив втянуть себя в чуждую национальным интересам войну, мало того, - гибельную для нее по последствиям. Это могло произойти при наличии в правящей верхушке влиятельной партии войны. О том, какие силы верховодили в ней, судим по причастности к масонству тогдашних министра иностранных дел Сергея Сазонова и начальника Генерального штаба Николая Янушкевича. Именно они уломали Государя объявить военную мобилизацию, вызвавшую со стороны Германии объявление войны России. Началось восхождение Руси на Голгофу. И это явилось результатом, пользуясь терминологией Бисмарка, "либеральных глупостей" (масонских теорий), "подстрекательства" и "дипломатических ошибок".

Справедливости ради должно сказать, что в правящих кругах были и трезво мыслящие, национально ориентированные люди. К ним принадлежал Петр Дурново, экс-министр внутренних дел и член Государственного совета. В феврале 1914 года он подал записку Императору Николаю (неизвестно, прочитал тот ее или нет), где прямо говорилось, что союз России с Англией - противоестественный: "Английская ориентация нашей дипломатии по своему существу глубоко ошибочна. С Англией нам не по пути. Она должна быть предоставлена своей судьбе, и ссориться из-за нее с Германией нам не приходится. Тройственное согласие - комбинация искусственная, и будущее принадлежит не ей, а несравненно более жизненному тесному сближению России и Германии...". Дурново предсказал, что союз с Англией и Францией приведет к социальной революции, по содержанию социалистической. Россия опрокинется в полный хаос, что и произошло. Не менее яркое предвидение накануне войны Царь получил от Григория Распутина: "Милой друг! Еще раз скажу: грозна туча над Россеей, беда, горя много, темно, и просвета нету. Слез-то море и меры нет, а крови... Что скажу: слов нет - неописуемый ужас. Знаю, все от тебя войны хотят и верные, не зная, что ради гибели. Тяжко Божие наказание, когда ум отымет. Тут начало конца. Ты Царь, отец народа. Не попусти безумным торжествовать и погубить себя и народ. Вот Германию победят. А Россея? Подумать, та от веку не было горше страдалицы. Вся тонет в крови. Велика погибель. Без солнца печаль. Григорий".

Удивительным образом сошлись два прогноза - светского человека, государственного деятеля Петра Дурново и мистического ясновидца Григория Распутина, предрекших гибель Российской Империи в пожаре войны. Не потому ли Николай до последней минуты колебался, то соглашаясь объявить мобилизацию, то отказываясь от этой мысли. Вовсе не исключено и то, что это был Глас Свыше, который он, увы, не услышал. Да и Вильгельм II метался из стороны в сторону, посылал телеграммы, уверяя Николая-кузена в своей искренней, нежной, сердечной и преданной дружбе. "Моя симпатия к тебе и твоей империи, которую передал мне со смертного одра мой дед, - писал он в оной из телеграмм Николаю, - всегда была священна для меня, и я всегда честно поддерживал Россию, когда у нее возникали серьезные затруднения, особенно во время ее последней войны". Кайзер, видимо, интуитивно догадывался, что объявление войны выводит Германию на роковой для нее путь. Победил, однако, не разум, а фантомы. В итоге пали три крупнейшие европейские империи (российская, германская, и австро-венгерская), а вместе с ними - Османская империя. Таким образом, мировому масонству потребовалось более столетия, чтобы достичь поставленных еще на исходе XVIII века целей. Для этого надо было, задурив головы русским и германским властителям и дипломатам, столкнуть Россию и Германию в смертельной схватке.

Особое удовлетворение у держав-победительниц (Англии и Франции) вызвало крушение Российской Империи и русского самодержавия. Рассказывают, что глава английского правительства Ллойд Джордж (масон высокого градуса), узнав об отречении Николая II и февральском перевороте, обронил такую фразу: "Одна из английских целей войны достигнута". Уничтожение самодержавия для него означало "новую эпоху в истории мира как первая победа принципов, из-за которых нами была начата война". Русские же либералы ("пятая колонна") в конце февраля и начале марта 1917 года устраивали "непрерывные овации перед балконом здания английского посольства, так что послу короля Великобритании при императоре всероссийском приходилось по нескольку раз в день выходить на балкон и благодарить толпу, признательную за содействие к освобождению России от гнета царизма" (В.Воейков).

Итак, согласно признаниям Ллойд Джорджа, отражающим истинные замыслы "мировой закулисы", первоочередной целью войны была революция в России и уничтожение самодержавного трона. Все остальное - обогащение на войне, территориальные захваты и пр. - имело, на мой взгляд, важное, но второстепенное значение, будучи прикрытием давно вынашиваемой цели. Как показали дальнейшие события, к уничтожению надмировые силы приговорили, помимо самодержавного престола, самое Российское государство как исторически сложившую Империю. Делалось это через ряд подготовительных ступеней - разложение армии, утрату ею боеспособности, неизбежное отсюда заключение Россией сепаратного мира с Германией и вытекающее из всего этого исключение России из состава держав победительниц. И Петроградский Совет и Временное Правительство, напичканные масонами, управляемыми извне, рьяно принялись за дело. Появился Приказ №1 Петроградского совета, подорвавший единоначалие в армии, а за ним подписанная Керенским Декларация прав солдата, по которой солдаты получили право обсуждать приказы и даже выбирать командиров. Результаты не замедлили сказаться. "По всей армии, - пишет генерал Краснов, - пехота отказывалась выполнять боевые приказы и идти на позиции на смену другим полкам, были случаи, когда своя пехота запрещала своей артиллерии стрелять по окопам противника под тем предлогам, что такая стрельба вызывает ответный огонь неприятеля. Война замирала по всему фронту [в том числе вследствие повального бегства с фронта - И.Ф.], и Брестский мир явился неизбежным следствием приказа № 1 и разрушения армии. И если бы большевики не заключили его, его пришлось бы заключить Временному Правительству".
Казалось, с исторической Россией покончено. Не случайно в Версальском мирном договоре фигурирует не Российская Империя, а самостоятельные государства на территории бывшей Российской Империи. Версальские "миротворцы" грезили о расчлененной России. Но она, подобно птице Фениксу, возродилась из пепла. Естественные союзники - Россия и Германия - вновь потянулись друг к другу, что особенно наглядно проявилось после Рапалло (1922). Рапалльский договор между Советской Россией и Германией предусматривал всесторонние отношения, в том числе в сфере военного сотрудничества. Это очень встревожило архитекторов нового мирового порядка. И они, взрастив фашистский гитлеровский режим, снова столкнули Россию (СССР) с Германией. Замечу попутно: был в тот период один эпизод, сильно переполошивший западных ненавистников России, - договоры СССР с Германией 1939 года. А слова Сталина "дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной" вполне могли вызвать у них неподдельный страх. Наверное, поэтому либеральное сообщество до сих неистовствует по поводу советско-германских договоренностей 1939 года, особенно по поводу Пакта Молотова - Риббентропа. Но это - так, кстати. Главное же состоит в том, что и на этот раз недругам России не удалось сокрушить ее руками Германии. Исполнилось то, чего так опасался Бисмарк - русские разгромили немцев. Началась новая фаза борьбы против СССР (России), делающая ставку не на прямое военное вторжение, а на длительную и терпеливую работу, чтобы взять нас, по выражению Ивана Ильина, "тихой сапой". Сейчас становится снова исторически актуальным вопрос о союзе России с Германией. При каких обстоятельствах, с какой целью и на каких условиях возможен этот союз - тема для отдельного разговора».
Tags: 1-я мировая война, Русская народная линия
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments