meteliy (meteliy) wrote,
meteliy
meteliy

Русско-ордынские отношения (25)

Заслугу этой замены он приписывает себе, повествуя в простоте душевной, при каких обстоятельствах это произошло. Оказывается, его пригласили участвовать в составлении историко-культурного стандарта для единого школьного учебника истории («какая радость, честь какая»!). Хорошо, однако, известно, что подобного рода документы создаются в соответствии с установками, спускаемыми сверху, нередко конъюнктурными и весьма далекими от запросов исторической науки(98). Стало быть, Горский выполнил заказ, придумав неопределенную систему зависимости русских земель вместо ига (как угодно: татаро-монгольского, монголо-татарского, татарского, монгольского, ордынского и т. п.)(99). Не знаю, как думают другие, но мне кажется, было бы лучше об этом умолчать и не афишировать свою ангажированность, не украшающую ученого.
[....]Важным аргументом для Горского является тот факт, что термин иго не встречается у русских современников, а фигурирует впервые у польского хрониста Яна Длугоша, который писал о свержении Иваном III «варварского ига» (1479), тогда как в России этот термин «появляется только в XVII столетии». Надо полагать, что Длугош, непосредственно наблюдавший за событиями в Восточной Европе XV в. и осведомленный по части русско-татарских отношении основательнее, чем Горский и ему подобные «новаторы», знал что говорил. Но дело даже не в этом. Суть вопроса в терминологическом и понятийном аппарате современного историка. Нашим предкам, жившим в Московской Руси, не были, конечно, известны такие термины, как, скажем, феодализм, иммунитет, сюзеренитет, вассалитет, суверенитет и множество прочих, которыми пользуются нынешние историки (в том числе и Горский), изучая те далекие времена. Оно и понятно, ибо современному историку вовсе не важно, знакомы ли были людям далекого прошлого те или иные слова, ставшие ныне научными терминами. Главное для него, насколько глубоко, полно и всесторонне отражает существо исследуемого явления прошлого тот или иной термин, принятый сейчас в исторической науке. Возникает вопрос: что же представляет собою явление русско-ордынские отношения, за которым в историографии закрепилось наименование татаро-монгольское (монголо-татарское) иго? Это — долгое (более двухсот лет), принудительное, опирающееся на грубую силу и военный террор изъятие из русского общества материальных ценностей, людских и финансовых ресурсов, изъятие, унижавшее достоинство наших пращуров, изнурявшее силы Руси материально, духовно и нравственно. Отсюда другой вопрос: что адекватнее данному явлению — четкий и ясный термин иго, обозначающий угнетающую, порабощающую силу(100), или расплывчатые наборы слов: система зависимости русских земель от ордынских ханов; система зависимости русских земель? Для объективно настроенного исследователя тут нет проблемы, и он, безусловно, предпочтет понятие иго некой бесформенной системе зависимости (пусть даже, по выражению Горского, «тяжелой») и вряд ли увидит в ней «современное научное определение».

98. Видимо, поэтому круг непосредственных составителей Стандарта, возглавляемых извилистым академиком А. Г. Чубарьяном, был ограничен столичными историками РАН и МГУ («междусобойчик»!), послушными мановениям власти. Показательно, что исторический факультет СПбГУ оказался в стороне от составления Стандарта, несмотря на наличие в его коллективе известных специалистов (Ю. Г. Алексеев, Ю. В. Кривошеев и др.) по истории русско-монгольских отношений.
99. В Стандарте фигурируют такие выражения, как «система зависимости русских земель от ордынских ханов», «так называемое ордынское иго», «падение ордынского владычества» (1480), «ордынский период русской истории».
100. См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 204.

продолжение следует...
Tags: Орда, Русь, Фроянов, статьи
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments